Военные люди » Военный архив » История » Дневник лейтенанта НКВД Тарабрина. Несколько дней при Паулюсе

Дневник лейтенанта НКВД Тарабрина. Несколько дней при Паулюсе


 

Дневник лейтенанта НКВД Тарабрина. Несколько дней при Паулюсе

Дневник-отчет оперуполномоченного КРО ОО НКВД Донского фронта старшего лейтенанта Тарабрина о нахождении и общении с генералами немецкой армии, которые были взяты в плен войсками 64-й армии в городе Сталинграде

31 января 1943 года

Получил приказание разместиться вместе с военнопленными немецкими генералами. Знания немецкого языка не показывать.
В 21 ч. 20 м. в качестве представителя штаба фронта прибыл к месту назначения — в одну из хат с. Заварыгино.
Кроме меня имеется охрана — часовые на улице, ст. лейтенант Левоненко — от комендатуры штаба и оперуполномоченный нашего 7-го отделения Нестеров.

«Будет ли ужин?» — была первая услышанная мною фраза на немецком языке, когда я вошел в дом, в котором размещались взятые в плен 31 января 1943 г. командующий 6-й германской армией-генерал фельдмаршал Паулюс, его начальник штаба генерал-лейтенант Шмидт и адъютант — полковник Адам
Паулюс высокого роста, примерно 190 см, худой, с впалыми щеками, горбатым носом и тонкими губами. Левый глаз у него все время дергается.

Прибывший со мной комендант штаба полковник Якимович через переводчика разведотдела Безыменского' вежливо предложил им отдать имеющиеся карманные ножи, бритвы и другие режущие предметы.
Ни слова не говоря, Паулюс спокойно вынул из кармана два перочинных ножа и положил на стол.
Переводчик выжидательно посмотрел на Шмидта. Тот вначале побледнел, потом краска ему бросилась в лицо, он вынул из кармана маленький белый перочинный ножик, бросил его на стол и тут же начал кричать визгливым, неприятным голосом: «Не думаете ли Вы, что мы простые солдаты? Перед Вами фельдмаршал, он требует к себе другого отношения. Безобразие! Нам были поставлены другие условия, мы здесь гости генерал-полковника Рокоссовского и маршала Воронова».

«Успокойтесь, Шмидт, — сказал Паулюс. — Значит такой порядок».

«Все равно, что значит порядок, когда имеют дело с фельдмаршалом». И, схватив со стола свой ножик, он опять сунул его в карман.

Через несколько минут после телефонного разговора Якимовича с Малининым инцидент был исчерпан, ножи им вернули.

Принесли ужин. Все сели за стол. В течение примерно 15 минут стояла тишина, прерываемая отдельными фразами — «передайте вилку, еще стакан чая» и т.д.

Закурили сигары. «А ужин был вовсе не плох», — отметил Паулюс.

«В России вообще неплохо готовят», — ответил Шмидт.
Через некоторое время Паулюса вызвали к командованию. «Вы пойдете один? — спросил Шмидт. — А я?»

«Меня вызвали одного», — спокойно ответил Паулюс.

«Я спать не буду, пока он не вернется», — заявил Адам, закурил новую сигару и лег в сапогах на кровать. Его примеру последовал Шмидт. Примерно через час Паулюс вернулся.
«Ну как маршал?» — спросил Шмидт.
«Маршал как маршал».
«О чем говорили?»
«Предложили приказать сдаться оставшимся, я отказался».
«И что же дальше?»
«Я попросил за наших раненых солдат. Мне ответили, что ваши врачи бежали, а теперь мы должны заботиться о ваших раненых».
Через некоторое время Паулюс заметил: «А вы помните этого из НКВД с тремя отличиями, который сопровождал нас? Какие у него страшные глаза!»
Адам ответил: «Страшно, как все в НКВД».

На этом разговор кончился. Началась процедура укладывания спать. Ординарца Паулюса еще не привели. Он раскрыл сам приготовленную постель, положил сверху два своих одеяла, разделся и лег.
Шмидт разворошил всю кровать с карманным фонариком, тщательно осмотрел простыни (они были новые, совершенно чистые), брезгливо поморщился, закрыл одеяло, сказал: «Начинается удовольствие», накрыл постель своим одеялом, лег на него, накрылся другим и резким тоном сказал: «Погасите свет». Понимающих язык в комнате не было, никто не обратил внимания. Тогда он сел в кровати и жестами начал объяснять, чего ему хотелось. Лампу обернули газетной бумагой.

«Интересно, до какого часа нам можно будет завтра спать?» — спросил Паулюс.
«Я буду спать, пока меня не разбудят», — ответил Шмидт.
Ночь прошла спокойно, если не считать того, что Шмидт несколько раз громко говорил: «Не трясите кровать».
Кровать никто не тряс. Ему снились дурные сны.
Подписывайтесь на наш канал:
  • Не нравится
  • +4
  • Нравится
от 7-06-2015, 18:28>

Комментарии:


Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...