Военные люди » Военный архив » История » "ДРУГИЕ ВОЙНЫ " Под Гардезом (Афганистан)

"ДРУГИЕ ВОЙНЫ " Под Гардезом (Афганистан)


"ДРУГИЕ ВОЙНЫ " Под Гардезом (Афганистан)

Будни разведгруппы спецназа ГРУ

"Ожидание...  Нет ничего тягостнее... А под палящим майским солнцем, на раскаленных до состояния сковороды камнях, да плюс разреженный, как из духовки, опаляющий воздух высокогорья. Все это превращало ожидание в многочасовую пытку! Но... Что такое разведчик?.. Да по той роли, что в его жизни, или смерти, играет ожидание, эта специальность в воинских профессиях сравнима только разве что со снайпером. Все очень просто, и есть почти математическая аксиома, которую тоже не требуется доказывать: «Каждый снайпер – это классный стрелок, но не каждый классный стрелок – это снайпер!»... Почему? В минутном бою, когда счет идет не на время, а на количество патронов в твоем автомате, стрелок отстрелял пару десятков патронов и ушел, скрылся «от греха подальше», чтобы перезарядить оружие или сменить позицию, а иногда даже и отступить... А вот снайперу порой приходится часами, а то и сутками ждать своего права на выстрел! Один выстрел, от которого зачастую зависит и его собственная жизнь... Но это снайперы! А вот быть настоящим разведчиком – посложнее на порядок будет.
Засада...
Превратился в камень, в куст, в пень и замер... По нужде – под себя, в штаны... Не подтираясь... В засаде, даже если гусеница заползла тебе в нос, то пролетающая мимо по своим делам муха должна слышать только то, как ползет по траве подруга первой гусеницы, чтобы заползти к тебе во вторую ноздрю!.. А ты даже чихнуть не имеешь права!!! Потому что резкий звук в горах разносится многократно повторяющимся эхом чуть ли не на километры, а местные «бородатые» такие звуки страсть как не любят! И более того! Они обязательно попрутся проверять, что это там такое! Толпой попрутся! Морд в сто-сто пятьдесят!.. Ну, интересно же хоть чем-то развлечься! Да оно и понятное дело... Телевизоров здесь нет, да они и слова-то такого здесь не знают! «Любить» своих жен уже надоело.
Да и Коран разрешает заниматься этим потным делом только после захода солнца... А вот побродить с бородатыми друганами по горам да пострелять во что-нибудь движущееся – это самое ОНО! Это дело «настоящего мужчины»!..
В общем...
Разведчику в «поле» нужно научиться быть хамелеоном и уметь, так же как и он, мимикрировать, «изменить окраску», слиться с окружающей средой! Да еще так ловко, чтобы тот, кто в этих местах родился и вырос, а потом и исходил их все своими ногами, а потому и помнит каждый камень, чтобы он не обратил ненароком своего внимания на невесть откуда появившийся на склоне «левый» валун! Он-то точно знает, что его там никогда не было, да и не могло взяться из ниоткуда!..
Настоящим разведчик становится только тогда, когда может на деле подтвердить своим старшим товарищам, наставникам расхожую присказку разведки: «Хрен меня достанешь! Я знаю 99 приемов, как съе...ся, и 50 из них, как прятаться!.. »... Вот так! Только так и никак иначе!..
Полуденный намаз... Обычное дело... А нам это только на пользу – щас мы их всех пересчитаем!
Истинный правоверный мусульманин молится каждые три часа. И у него всегда есть с собой для этого маленький молельный коврик. Пришло время, расстелил правоверный коврик на земле, прямо там, где его это время застало, и начинает молиться. А случиться это может где угодно! Важно не пропустить время молитвы!.. Омывает лицо и руки, если есть вода, а если нет, то имитирует обмывание, разувается, встает на колени, и...
«Аллахо акбар! Аллахо акбар! Аллахо акбар! Ауузу бил-ляяхи мина-шайтаани раджим! Бис-ми Лляяхи-Ррахмани-Ррахим!..» 
И так далее, до самого конца... Длится это действо минут десять-пятнадцать, а начинается оно с того, что муэдзин призывает с минарета всех правоверных к молитве. А правоверные собираются на «главной площади»...
Теперь можно было довольно точно сосчитать, сколько в кишлаке взрослых крепких мужчин, которые готовы взяться за оружие при случае, то бишь... У разведчиков появился шанс узнать точное, или почти точное, количество «духов», которые сидели в этом кишлаке... И они это узнали...
Всем от 35 до 40 лет, у всех на ногах добротные «берцы», и видно, что они приплыли сюда из-за океана...
И автоматы держат как... Одна рука постоянно на затворной коробке... Чуть что, и до предохранителя достать – раз плюнуть!..
Оружие они держат не как пастухи, а как настоящие профессионалы... И, думается мне, что именно так оно и есть... Тут до Пакистана-то... Вот там эти «пряники» подготовочку и прошли... Основательную такую подготовочку!..
...29 мая, 20.20
...Этот день, казалось, будет тянуться бесконечно! Время как будто остановилось в этих горах, забуксовало и никак не желало двигаться себе дальше...
И еще это солнце... Яркое, обжигающее и безжалостное!.. Был всего-то конец мая, а не склонах редкая молодая трава уже как-то поникла, скукожилась, пожухла и превратилась из яркой сочно-зеленой в какую-то бурую и непривлекательную, похожую на колючую проволоку... Во всяком случае, поваляться на ней не возникало никакого желания...
Вода...
Вот когда понимаешь, что значит «на вес золота»!.. Разведчики растягивали, под этим опаляющим солнцем, на целый день тот литр воды, который был у каждого в его фляге. Кто-то смачивал потрескавшиеся, запекшиеся губы, а кто-то совал в горлышко фляги кончик своего языка... Да только уже к полудню эта вода превратилась чуть ли не в кипяток!.. И при этом все видели, как в полукилометре через кишлак течет узкий, всего-то пара метров, но довольно бурный водный поток... Где-то высоко в горах таяли снега, и чистая, прозрачная, холодная, до ломоты в зубах, вода неслась в долину... Мимо! Мимо неслась!.. Вот где была настоящая пытка!..
Так прошел этот день... В наблюдениях и муках жажды...
А когда это страшное солнце опустилось за горы и на кишлак упала большая тень, которая в скором времени неминуемо должна была превратиться в чернильно-черную ночь, вот тогда-то и начались в кишлаке какие-то странные движения...
Через пять минут, когда уже почти совсем стемнело, из кишлака выехала колонна всадников, человек около сорока. Они чувствовали себя в абсолютной безопасности, а потому пустили своих лошадей шагом, а сами, держа в руках яркие пылающие факелы, о чем-то весело переговаривались...
И все это тоже было очень и очень странно! Такую роскошь, как верховая лошадь, здесь, в горном Афгане, мог себе позволить даже не всякий бай! Здесь, в горах, лошадь вообще явление редкое! И даже не потому, что это дорогое удовольствие, нет... Просто она, лошадь, животное низинное, степное, даже пустынное иногда. А в высокогорье более выносливыми и покладистыми за прошедшие века показали себя обычные серые ослики и мулы, помесь кобылы и осла... А лошадь... Лошадь, животное непривычное в горах, может испугаться, заупрямиться или вовсе понести всадника куда глаза глядят, да мало ли... В общем, с точки зрения практичности – здесь это почти полный «ноль». Но зато понтов на всю округу!.. Здесь же был целый конный отряд!..

...Конная кавалькада, с факелами, освещавшими им дорогу, шла шагом всю ночь. И слава богу, что они никуда не торопились! Иначе разведгруппе пришлось бы выравнивать с ними темп, чтобы не потерять, и тоже, уподобившись породистым скакунам, пуститься по горам рысью, а то и галопом!.. Да только была в этом небольшая проблемка... Отряд «духов» ехал по плоской, словно гладильная доска, долине, а разведчики передвигались на своих двоих, и по довольно крутому склону...
Ночь выдалась довольно лунная и звездная, и идти можно было более или менее спокойно... Где-то пели цикады... Прохладный ветерок обдувал разгоряченные за целый день лежания под солнцем тела... Природа смилостивилась над ними немного за упорство и подарила им этот ветерок с заснеженных гор... Cейчас несладко!.. Девять безмолвных теней напрягали все свои силы, чтобы не отстать от «большого бая», и шли в ночи все дальше и дальше...
...30 мая 8.30
Около 2 часов ночи, после того как конный отряд моджахедов миновал кишлак Нака, прошел вдоль бурной речки по узкому ущелью километров семь и вышел к долине, всадники пошли не на юг, в сторону Ургуна, а восточнее. И через час добрались до довольно большого кишлака, освещенного кострами охраны.
Все это время разведчики, которые, чтобы пройти ущелье и не сломать себе голову на горных кручах, были вынуждены спуститься со склона, шли по следам отряда. В буквальном смысле. Правда, искать эти следы не было никакой нужды – ребята выдерживали расстояние примерно в полкилометра, так чтобы были видны горящие факелы и то, что происходит в «эскадроне бородатых гусар». И не опасались быть замеченными. Потому что зажженные факелы в руках муджахедов не только освещали им дорогу, но еще и ослепляли их самих же основательно! Ну, тут простая физиология человеческого глаза! Никто и никогда не может увидеть что-либо в темноте, если до этого долго находился на освещенном месте. Из освещения надо выйти и дать глазам привыкнуть, а на это, как правило, уходит несколько секунд. Да и то! Заметить что-нибудь в темноте можно только в непосредственной близости, а уж «на полкило»... На таком расстоянии и днем-то высмотреть что-либо трудновато!.. Да и не собирался никто из «духов» посмотреть себе в хвост! Они были абсолютно спокойны и уверены в себе и ехали по этой почти степи одной большой кучей... А вот для разведчиков их факелы были настоящим маяком во тьме! И они молча благодарили чужого им Аллаха за то, что в охране у «большого бая» были такие идиоты...
Из кишлака, освещенного кострами, навстречу конной кавалькаде выскочил такой небольшой конный отряд, около пятнадцати верховых. Разведчики подумали, было дело, что это почетная встреча и эскорт, и так оно и было на самом деле, но с небольшой оговоркой... Это была еще и «смена караула»... «Духи» постояли, поболтали о чем-то минут пять, а потом... Потом отряд, выехавший вечером, с криками и гиканьем понесся в сторону кишлака, а остальные повернули своих лошадей строго на юг... В этом основательно поредевшем «эскадроне» из «старых гусар» остались только двое... Теперь они двигались дальше, под обновленной охраной... И разведчикам ничего не оставалось, как последовать за ними...

– А куда это мы добрались? – командир тоже устал и теперь просто лежал на спине, пытаясь восстановить силы. – Тут, чую, воздух другой! Мы с гор основательно спустились... А ноги гудят так, кажется, километров тридцать по этим блядским горам протопали, если не все пятьдесят!..
Судя по ориентирам – это кишлак Гултанай... А до Ургана отсюда не больше десяти километров. Эти отроги спускаются прямо к городу! И именно с них, из «зеленки», тамошний гарнизон и обстреливают!
– Ни фуя себе мы марш - бросочек лупанули на ночь глядя!
– Мы на самом деле большие молодцы! Мы сделали две большие вещи! Первое – мы не только не отстали от графика движения, а даже перекрыли его, и теперь у нас есть больше суток в запасе, потому что в Ургуне нас будут ждать только завтра, 31 мая, к вечеру. И второе, что еще более важно, – мы нашли и определили «цель»! Так что, как оказывается, вчера мы на том склоне не зря жопы парили, а потом всю ночь, как муфлоны, по горам скакали!.."
 

Материал взят из свободных источников
Подписывайтесь на наш канал:
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
от 29-03-2015, 20:13>

Комментарии:


Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...