Военные люди » Военный архив » Статьи » Боевой опыт и аналитика снайперов на востоке

Боевой опыт и аналитика снайперов на востоке


 
 

Боевой опыт и аналитика снайперов на востоке

Когда подразделение сержанта морской пехоты Джонатана Чарльза прибыло в Афганистан, американские войска столкнулись с укоренившимся врагом, который вступал в бой с морскими пехотинцами почти каждый раз, когда они выходили из базы. 
  
- Они [морские пехотинцы] не могли удалиться от базы более чем на 50 метров, как по ним открывали огонь, - говорит снайпер-разведчик Чарльз. 
  
Батальон быстро рассредоточил хорошо замаскированные команды снайперов-разведчиков по всему району Муса-Кала на юге Афганистана, являвшегося оплотом талибов. Команды иногда выжидали несколько дней, укрываясь в расщелинах, среди камней или в дувалах из саманного кирпича, и ждали, пока ничего не подозревающие боевики попадут в ловушку. 
  
В результате десятки боевиков были убиты врагом, которого они никогда не видели. <Молва о невидимых убийцах начала распространяться среди <тех немногих, кто ушел>, - говорит Чарльз. Через несколько недель ситуация начала меняться и к концу семимесячного боевого развертывания подразделения в марте 2011 года 33 снайпера из батальонного взвода снайперов-разведчиков имели на своем счету 185 убитых талибов. 
  
- Они [талибы] вообще ушли, - говорит 26-летний Чарльз. Но что еще важнее, когда враг оказался в значительной степени нейтрализован, батальон смог сосредоточить усилия на укреплении местной безопасности и развитии афганских сил безопасности. Такой подход является основой концепции антиповстанческой войны, разработанной для того, чтобы США смогли вывести большинство боевых частей к концу 2014 года. 
  
В Ираке и Афганистане снайперы незаметно стали одним из самых эффективных, но наименее понимаемых средств вооруженной борьбы. Развитие технологий и подготовки сделали их еще смертоноснее, чем все предыдущие поколения. Их способность обеспечивать точные выстрелы сводит к минимуму сопутствующий ущерб - ключевой фактор в борьбе с повстанцами - а в области разведки они часто более эффективны, чем хваленые дроны. 
  
Количество мест в армейской снайперской школе в Форт-Беннинг, штат Джорджия, увеличилось с 163 в 2003 году, когда началась война в Ираке, до 570 в прошлом году. Корпус морской пехоты также имеет снайперские школы. 
  
Высокоточное оружие 
  
Американское командование обычно описывает противопартизанскую войну как развитие правительства и экономики, и защита населения. Однако как говорят военные аналитики, уничтожение ключевых элементов повстанцев помогает населению присоединяться в побеждающей стороне. Снайперы идеально подходят для этой цели. 
- Гораздо легче завоевать умы и сердца, когда вы проводите хирургические операции, вместо уничтожения целых деревень, - говорит Лерой Бринк, гражданский инструктор в школе Форт-Беннинг. 
  
Снайперы имеют другое преимущество. Они влияют на психологическое состояние врага, создавая эффект, непропорциональный их размеру. 
- Это подавляет желание воевать, - говорит о таком влиянии на врага полковник Тим Армстронг, командир учебного батальона в Куантико. 
Снайперы будут играть выдающуюся роль, как только военные после Ирака и Афганистана видоизменят их в более гибкие силы. Согласно новой стратегии, анонсированной в январе, Пентагон планирует построить меньшие по численности, более экспедиционные боевые силы и расширить возможности Америки по подготовке местных вооруженных формирований в течение следующих нескольких лет. 
  
Как говорит Эндрю Крепиневич, президент Центра стратегических и бюджетных оценок, снайперы хорошо вписываются в эту концепцию: <Они доказали свою способность давать значительный результат с точки зрения боевой эффективности. Они по-прежнему будут ценными>. 
Улучшение процесса подготовки и развитие технологий оказалось для снайперов смертоносной комбинацией. 
  
- Сейчас значительно больше науки, - говорит сержант 1-го класса Томас Эггерс, ведущий специалист снайперских курсов Сухопутных войск в Форт-Беннинг. - Знание технологий, лучшее понимание баллистики - вот что на самом деле меняет правила игры. 
  
За последние годы на вооружение снайперов поступили портативные баллистические калькуляторы, которые рассчитывают влияние давления воздуха и других атмосферных факторов на траекторию пули. Повышенную точность также имеют оптика и винтовки. Здесь, в Куантико, Корпус морской пехоты собирает свою собственную винтовку с продольно-скользящим затвором, соответствующую высоким стандартам. 
  
Как правило, от хорошо оснащенного снайпера времен Второй мировой войны можно было ожидать попадания в ростовую цель одиночным выстрелом на дальности до 600 ярдов в благоприятных условиях и в дневное время. Сегодня, по мнению Брайана Литца, эксперта-баллистика компании Berger Bullets, выполняющей армейские контракты, снайперы могут поражать цели на дальности вдвое большей - на дальности в полмили и далее - и в ночное время. 
  
Психологическое влияние 
  
В Ираке ценность снайперов стала очевидной в самом начале. Когда в 2004 году офицеры морской пехоты вели переговоры с повстанцами, удерживавшими Фаллуджу, первым требованием противника был отзыв снайперов морской пехоты, окруживших город и выцеливавших повстанцев. 
  
Фаллуджа стала символом сопротивления повстанцев, когда в засаде были убиты четверо сотрудников американской ЧВК, и обугленные останки двух из них были повешены на мосту через Евфрат. 
- Их не интересовали танки или батальоны, стоявшие там, - говорит Армстронг, - они хотели, чтобы убрали снайперов. 
Офицеры морской пехоты отказали. Через несколько дней повстанцы согласились выполнить первоначальные условия, выдвинутые Корпусом морской пехоты. 
  
- Это небольшая частица, которая действительно может посеять хаос среди врага, - говорит Кларк Летин, отставной офицер морской пехоты, который находился в штабе подразделения, который вел переговоры в Фаллудже. - Наши снайперы были очень эффективны, когда пытались усадить террористов за стол переговоров. 
Это персональный элемент снайперов, который трудно учитывать, но который влияет на противника. 
  
По словам Армстронга, когда повстанец уничтожается ударом невидимого дрона, противник воспринимает это как превосходящую американскую технологию и отмахивается от нее. 
  
На уничтожение снайпером они реагируют по-другому. <Когда их поражает снайпер: это переводится как "я хотел воевать как воин с воином и я был уничтожен другим воином" - говорит Армстронг, - в этом заключается психологический удар снайперов-разведчиков на поле боя>.  
Противник также понимал психологический потенциал невидимого противника, который может нанести удар в любое время. Начиная с 2005 года, повстанцы выпустили серию видеороликов, на которых показывались американские солдаты, поражаемые выстрелами якобы одиночного снайпера, перемещавшимся по Багдаду. Это была попытка вызвать страх среди американских солдат путем увеличения угрозы со стороны невидимых стрелков, охотящихся на американские войска. 
Армия США заявила, что за убийства был ответственен не один стрелок повстанцев и эти видеоролики являются пропагандой. Военные аналитики говорят, что стрелкам повстанцев недостает подготовки и снаряжения, которые позволили бы им вести огонь на большие дальности ночью. 
  
- Они не способны вести огонь на те дальности, на которые стреляем мы, тем более ночью, - говорит Литц. 
  
Гламуризация Голливудом 
  
С недавних пор снайперы воспеты Голливудом, в компьютерных играх и книгах. Автобиография снайпера спецназа ВМС США под названием <Американский снайпер> с момента выхода в январе удерживает свои позиции в списке бестселлеров. 
  
Деньги зарабатываются на восхищении общественности стрелками, соответствующим представлениям, направленным против неуловимого врага. В 2009 году общественность была очарована новостями о снайпере спецназа ВМС, уничтожившего трех сомалийских пиратов одновременно, и закончившего пятидневное противостояние, начавшееся после того, как судно Maersk Alabama под флагом США было захвачено у берегов Сомали. Это самое последнее проявление пиратства в этом регионе. 
  
Но снайперская подготовка очень далека от образа одинокого стрелка, выслеживающего человеческую жертву, как это часто изображается Голливудом. Подготовка ошеломляет. Курсанты часто затрачивают часы, чтобы незаметно продвинуться на пару сотен ярдов. Они учатся обращать внимание на любую мелочь. Даже если инструкторы не могут видеть снайпера, подкрадывающегося через растительный покров, они могут заметить легчайшее движение растительности, когда снайпер продвигается на несколько ярдов. 
  
- Это не так романтично, как люди могут себе представлять, - говорит Эггерс, в промежутке между оглушающими звуками курсантов в Форт-Беннинг, стреляющих из снайперской винтовки .50 калибра, более крупного оружия, разработанного для стрельбы по транспортным средствам. - На самом деле это очень скучная работа. 
Образ одинокого стрелка восходит к давним временам. По словам Бринка, во Вьетнаме снайперы часто высылались далеко от своих войск для ведения <охоты>. Однако сегодня снайперские команды обычно располагаются на позициях среди подразделений своих войск, чтобы они могли при необходимости оказать поддержку снайперам. 
  
- В ранние дни они просто вышли бы на охоту, - говорит Бринк. 
В снайперской школе сухопутных войск в Форт-Беннинг, располагающейся среди невысоких холмов и сосновых лесов Джорджии, курсантов обучают меткой стрельбе, подкрадыванию, наблюдению и другим навыкам. 
  
Морская пехота прогоняет своих курсантов через интенсивные 11-недельные курсы, где есть высокий отсев и где курсанты изучают меткую стрельбу, баллистику и навыки наблюдения. Умственные качества и психологическая устойчивость курсантов внимательно изучаются еще до того, как они попадут в Куантико. 
  
- Мы ищем другой тип морских пехотинцев: тех, у кого высокий уровень зрелости и опыта, - говорит мастер гэннери-сержант Чед Рамси, который помогает наблюдать за подбором людей в разведывательные подразделения Корпуса морской пехоты. - Когда дело касается обучения в школе, впечатление не соответствует реальности. 
  
- Школа снайперов-разведчиков в Куантико является одной из трех-четырех самых суровых школ в нашей военной системе, - говорит главный сержант морской пехоты Майк Барретт. 
  
Курсанты на армейских пятинедельных курсах изучают сложные формулы, позволяющие предугадать малейшие изменения в траектории пули из-за атмосферных условий. При стрельбе на большие дальности, изменения ветра и давления воздуха могут отклонить пулю от цели. Пули летят быстрее на большой высоте, где сопротивление воздуха ниже. 
  
Чтение языка тела 
  
Курсанты изучают, как готовить костюм Гилли, который соответствует окружающей растительности, так что снайперы могут раствориться на окружающем фоне при подкрадывании к цели. Они учатся точно стрелять при стрессе. 
  
Во время одного их упражнений в Форт-Беннинг, курсанты должны пробежать несколько сот ярдов, неся на себе 45 фунтов боевого снаряжения, а затем войти в здание и завершить выполнение упражнения с четырех разных огневых позиций. 
  
На каждой огневой позиции снайперу дается короткий промежуток времени, чтобы сделать выстрелы по целям, находящимся в сотнях ярдов от них. Чтобы занять позиции, курсанты используют приставные лестницы и лестничные пролеты. Упражнение оценивается по скорости выполнения и точности поражения целей. 
  
- Упражнение разработано для того, чтобы посмотреть, как они действуют в стрессовых условиях, - говорит Артуро Прието, 52-летний инструктор и отставной сержант Армии США, после того, как команда снайперов в боевой раскраске закончило упражнение и покинуло здание. 
В традиционных войнах снайперы часто получают задачи по уничтожению высокопоставленных офицеров, которые идентифицируются по своей униформе и знакам различия. В 1777 году во втором сражении при Саратоге американский стрелок убил британского генерала, изменив ход сражения и доказав полезность подготовленного меткого стрелка. 
  
Сегодня снайперы встречаются с врагом, который не носит униформы и знаков различия. Это усложняет ситуацию и требует значительных усилий по наблюдению и здравых суждений. 
  
Они по-прежнему уничтожают <высокоприоритетные цели>, на которые указывают командиры, но большую часть времени они тратят на ведение наблюдения. 
  
Например, они могут наблюдать со скрытого расположения, как традиционные силы выдвигаются к объекту, или обследовать рынок, выискивая вещи, которые выглядят неуместными. 
- Вам понадобиться читать язык тела, - говорит 29-летний инструктор, сержант 1-го класса Адам Джеймс. 
  
Это то, что дроны или другая технология не могут делать. 
- БПЛА смогут передавать информацию о машинах или о чем-либо подобном, - говорит 26-летний снайпер-инструктор из Куантико, сержант Аугусто Запата, вспоминая акроним дрона. - Но морской пехотинец на земле, наблюдая через свою оптику, сможет выявить того, кто кажется нервным или неуместным в данном месте. 
  
30-летний инструктор, штаб-сержант Ян Шепард, наблюдал, как два курсанта в Форт-Беннинг занимали свои огневые позиции. 
- Стрельба - это самая легкая часть работы, - говорит Шепард, - Это более интеллектуальная игра, чем что-либо иное.

  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
от 6-11-2016, 11:11>
Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...