Затаив дыхание


 

Затаив дыхание

Снайперский промысел, овеянный таинственной романтикой, представляет собой очень опасную, напряженную и физически тяжелую боевую работу. Снайперам предоставлено право «охоты» в свободном поиске. Но этот поиск на войне снайпер обязан вести ежедневно, невзирая на условия, при любых обстоятельствах. И ежедневно снайпер обязан давать результат.

А.А.Потапов, «Искусство снайпера»

Поговорим теперь о подготовке снайпера, поскольку даже очень хорошо пристрелянная винтовка с мощной оптикой бесполезна в неопытных руках. А в руках профессионала и рогатка способна демонстрировать чудеса точности. Итак, как становятся снайперами и кто пригоден для этой работы? Ответ на эти вопросы дает весьма специфическая наука — боевая психофизиология.
На заметку: боевая психофизиология — наука о привлечении невостребованных потенциальных резервов человеческого организма для резкого повышения боевой эффективности.

Что же нужно для того, чтобы стать снайпером? Орлиное зрение и кошачий слух? Да, безусловно. Но кроме острого зрения и чуткого слуха будущий снайпер вынужден развить в себе своеобразное качество, называемое наблюдательностью или восприимчивостью. Эта способность, в чем-то соответствующая звериному чутью, позволяет ему предугадывать движения противника, его поведение, перемещения и тактические замыслы. Кроме того, суровая реальность потребует от снайпера бесконечного терпения, эмоциональной уравновешенности и неисчерпаемой выносливости, способности отрешиться от всего, что мешает сосредоточиться на выполняемой задаче. Все эти качества могут быть развиты путем систематических тренировок.

* * *

С чего же начинают? По устоявшейся на сегодня методике — с развития наблюдательности. Наблюдательность — такая же естественная психофизиологическая способность восприятия и обработки информации, как зрение, слух, обоняние. Ее вполне можно развивать, причем никаких границ в этом не замечено. Тренируя наблюдательность, будущий снайпер развивает и зрение, и слух, а также учится интуитивно компенсировать их изначальную недостаточность.
Давайте поточнее определим, что же это за качество. Наблюдательность — это способность отмечать естественное или неестественное состояние предметов, явлений, поведения человека и животных. Кроме того, это еще и способность строить логическую причинно-следственную связь между наблюдаемыми явлениями, изменяемым или неизменным положением предметов на ландшафте, поведением живых существ, сопоставляя факты и делая из этих сопоставлений выводы. Значение тренированной наблюдательности переоценить трудно. Это единственный реальный путь к развитию нестандартного тактического мышления, так необходимого и снайперу, и разведчику.
Это интересно: для развития наблюдательности в старые времена снайперов заставляли часами наблюдать за... рабочими на стройке. При этом наблюдатель должен был находиться на таком расстоянии, чтобы ветер доносил обрывки разговорной речи. О содержании разговора надо было догадаться по артикуляции губ разговаривающих и по их жестам, что развивало так называемую аудиовизуальную восприимчивость и позволяло снайперу изучить закономерности поведения человека и системы его передвижений в замкнутом пространстве. Смысл таких занятий состоял в изучении повадок человека. Наблюдатель сам для себя, в тренировочном порядке, должен был определить, как и куда скрылся тот или иной строитель в лабиринте строящегося здания, где, в каком месте, из-за какого угла и через какой промежуток времени он должен появиться. По мере того как рос этаж за этажом, архитектура здания представала перед наблюдающим «в разрезе», и предугадать движения возможных целей становилось все легче и легче. Подобным вещам учили на спецкурсах НКВД до войны.
Основная боевая задача снайпера — обнаружить и уничтожить противника, оставшись при этом в живых. Причем обнаружить его важно до того, как противник обнаружит снайпера. К слову, «обнаружение» не обязательно заключается в том, чтобы увидеть самого противника. Достаточно распознать неуловимые для неподготовленного человека признаки его присутствия. И здесь на первое место выходит пресловутая зрительная наблюдательность. При оценке вероятной опасности следует исходить из того, что она максимальна, то есть противник — это тоже снайпер-профессионал.
Далее, опытный снайпер никогда не станет интересоваться результатами выстрела. Для этого есть разведка, а его работа — точно послать одну пулю. Чересчур любопытные снайперы долго не живут. А те, кто, почему-либо промахнувшись, делают второй выстрел, сводят на нет тщательную маскировку собственной позиции и живут не дольше любопытных.



Это интересно: на расстоянии 300 метров снайпер должен обнаружить невооруженным глазом изменения в положении предметов — надломленные ветки, примятую траву, колыхание кустов, сигаретный дым, появление и исчезновение малоразмерных предметов (размером с консервную банку).
В процессе тренировки наблюдательности используется принятая в армии система поощрений и наказаний, заставляющая подсознание работать эффективнее. Применяют также известный практическим медикам психофизиологический прием мобилизации резерва живого организма. Как известно, слепые обладают чрезвычайно чутким слухом и осязанием, а глухие, как правило, прекрасно видят. Это — компенсационный механизм. Зная о его существовании, грамотный инструктор заставит курсанта-наблюдателя наглухо заткнуть уши при выполнении учебной задачи по выявлению цели на дистанции более трехсот метров. Практика показывает, что через полчаса такой «искусственной» глухоты зрение наблюдателя улучшается на 20-30%.

* * *

Помимо наработки зрительной наблюдательности приходится развивать и слух. На позиции, особенно в засадах ночью и при ведении оперативного наблюдения, снайпер обязан не только хорошо видеть, но и прекрасно слышать. Исследования нейрофизиологов показали, что человек слышит гораздо больше, чем ему кажется. Основное препятствие — это так называемые психологические фильтры слуховой восприимчивости. Устранить их влияние можно, научившись глубоко сосредотачиваться на окружающих звуках и сортировать их не по громкости, а по значимости, характеру и происхождению.

Слух очень хорошо развивается при ночных тренировках, особенно если они проводятся в экстремальных условиях.
На заметку: человек лучше слышит при освещении местности, пусть даже очень слабом. Зеленый цвет также делает слух острее. Такова особенность нервной системы. Целенаправленное внимание повышает ночное зрение и слух в 1,5-2 раза.
Давно известен и успешно применяется очень простой способ тренировки слуха при помощи ручных или карманных часов. Суть в том, чтобы вслушиваться в работу часового механизма, медленно отодвигая часы от себя. По мере удаления звук работающих часов пропадет, а тренируемому предписывается вслушаться и различить его вновь.
На заметку: человек, лежащий на спине, слышит хуже, чем на животе. Связано это с физиологическими и анатомическими особенностями среднего уха и вестибулярного аппарата. И еще одна особенность: разъяренный человек слышит очень плохо.
Плотный грунт хорошо проводит звук. Используя несложные приспособления, снайпер может услышать звуки шагов, погрузочно-разгрузочных и саперных работ. Иногда (к примеру, при наличии неподалеку блиндажа) можно различить даже человеческую речь. Применяют два способа прослушивания грунта. Первый — воткнуть в грунт малую саперную лопату и прижать ухо к оголовью черенка, второй — закопать в грунт флягу, заполненную водой до половины, пропустить в горлышко резиновую трубку, второй ее конец вставив в ухо. На сегодняшний день есть и специальные высокочувствительные микрофоны-стетоскопы с электронными усилителями, однако их надежность в полевых условиях оставляет желать лучшего.

* * *

Глаз — основной рабочий орган снайпера. Если в спорте допускается стрельба в очках из всех видов спортивного оружия, то жестокая боевая практика предъявляет к стрелку повышенные требования, так что зрение снайпера должно быть безупречным.
На заметку: в отличие от остальных органов чувств, глаз не имеет пороговых ограничений. Согласно современным представлениям, глазное дно способно регистрировать отдельные кванты света. Более того, он самой природой устроен так, что максимум его темновой спектральной чувствительности совпадает со спектром излучения луны и звезд. Поэтому ночное зрение для снайперов и разведчиков — привычный инструмент текущей боевой работы.

Длительное использование наблюдательных оптических приборов (прицел, бинокль, стереотруба) приводит к значительному ухудшению зрения. Обычно, работая с оптикой, стрелок не замечает изменений до тех пор, пока зрение не снизилось до значительного уровня. Глядя в прицел, стрелок уверен, что он видит нормально, но непроизвольно напрягает глазные мышцы, чтобы скомпенсировать падение остроты зрения, стремясь получше увидеть цель. После выстрела даже при нормальной зрительной нагрузке острота зрения восстанавливается в 4-5 раз дольше времени, потраченного на выстрел. Поэтому, работая в паре, снайпер-лидер большую часть наблюдений поручает напарнику.
Это интересно: при работе ночью иногда возникает необходимость посмотреть на карту, в какой-нибудь документ или просто посветить возле себя. При этом стараются пользоваться только красным светом с узконаправленным лучом, прикрывая прицельный глаз рукой, чтобы не нарушать его аккомодацию.
Существует множество приемов для дополнительного обострения зрения и слуха. Часть из них основана на понимании физиологии и биохимии органов чувств. Так, например, известно, что сахар и глюкоза необходимы для работы сердца, мозга и нервной системы в целом, а следовательно, и органов чувств. К примеру, если положить под язык кусочек сахара с несколькими каплями 0,1%-ного раствора атропина, ночное зрение и слух обостряются раза в полтора.
На заметку: для обострения зрения снайперу нужен, среди прочего, витамин А. Неплохим его источником выступает морковь, если есть ее с чем-то жирным: содержащийся в моркови каротин (провитамин А) жирорастворим, следовательно, в жирной среде усваивается гораздо лучше.

* * *

При ухудшении видимости (сумерки, дождь и т. п.) грамотный снайпер не напрягает глаза сверх меры. Ведь помимо перенапряжения глазных мышц происходит и рефлекторное напряжение других, не задействованных в процессе мышц. Результат — мышечный тремор, учащенное дыхание и сердцебиение, и все это негативно сказывается на точности стрельбы. При прицеливании в таких условиях вполне достаточно полагаться на интуитивное распознавание контура цели, не стараясь осмысливать, куда именно следует стрелять. Подсознание быстрее и точнее определит все, что необходимо.

Снайпер не имеет права на такую роскошь, как эмоции. Злость, радость, досада, триумф — все это нарушает сосредоточенность, выводит из боевого режима. Существуют аутотренинговые методики, позволяющие научиться отрешаться от эмоций и сосредотачиваться на задании. В ходе тренировок формируется и закрепляется условный рефлекс «задание — отключение эмоций». Таким образом профессионалы полностью отучают себя волноваться, злиться и беспокоиться вообще, вводя себя в состояние «боевого равнодушия». Неоднократно отмечались случаи, когда снайперы разведдиверсионных групп перед парашютным десантированием засыпали в самолетах, и будили их непосредственно перед выброской.
Подписывайтесь на наш канал:
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
от 17-02-2016, 11:48>

Комментарии:


Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...