Военные люди » Вооружение » ПВО » Зенитный ракетный комплекс РЗ-25 «Даль» (изделие «400») (СССР)

Зенитный ракетный комплекс РЗ-25 «Даль» (изделие «400») (СССР)


 

После проведения успешных полигонных испытаний ЗРК С-25 с ракетами В-300, созданными в ОКБ-301, главный конструктор С.А.Лавочкин и министр радиопромышленности В.Д.Калмыков в середине 1950-х годов вышли к Председателю Совмина СССР Н.С.Хрущёву с предложением о создании перспективного дальнобойного многоканального зенитно-ракетного комплекса. ЗРК, позднее получивший обозначение РЗ-25 «Даль», согласно предложению, должен был производить одновременный обстрел десяти целей десятью ракетами на фантастической для того времени дальности - до 160-180 км. Это позволяло перейти от кольцевого построения элементов системы к центральному. Соответственно, радиотехнические средства должны были обеспечивать не секторное, а круговое обнаружение и сопровождение целей и наведение на них ракет. 

При максимальной заявленной дальности ракет, увеличенной в 6-8 раз по сравнению с ракетами комплекса С-25, разрешающая способность РЛС по угловым координатам уже не могла обеспечить приемлемую точность наведения ракет с использованием радиокомандного управления, соответствующую радиусу поражения боевой части. Исходя из этого, помимо радиокомандного наведения ракет на основной части траектории, было принято решение применить на ракете радиолокационную головку самонаведения и не использовать её на конечном участке полёта к цели. ЗРК РЗ-25 «Даль» планировалось в первую очередь развернуть в районе Ленинграда, а позже - в районе Баку и т.д. 

Хрущёву и его окружению понравился проект ЗРК РЗ-25 «Даль», и Постановлением Совмина СССР № 602-369 от 24 марта 1955 года были начаты полномасштабные работы по его созданию. Главными конструкторами и основными разработчиками элементов системы Постановлением Совмина определялись: ОКБ-301 МАП, главный конструктор С.А.Лавочкин - головной исполнитель и разработчик контура системы наведения и зенитной управляемой ракеты; по радиолокационной ГСН - НИИ-17 ГКРЭ, главный конструктор А.Б.Слепушкин; по РЛС наведения - В.В.Самарин; по радиопередающей и приёмной аппаратуре - Н.И.Белов; по управляющей математической машине - Базилевский, НИЭИ ГКРЭ; по ЖРД стартового ускорителя - А.М.Исаев; БЧ ракеты - В.А.Сухих, КБ НИИ-6 МСХМ; радиовзрыватель - Н.С.Расторгуев, НИИ-504 МОП; стартовое и наземное оборудование - В.П.Бармин; прямоточный воздушно-реактивный двигатель - М.М.Бондарюк, ОКБ-670 МАП . 

Постановлением Совмина № 218-556 от 11 ноября 1957 года задавалась разработка и создание предусмотренной как составная часть системы «Даль» радиолокационной станции «Памир». Головным разработчиком её был определён НИИ-244. В 1961 году РЛС кругового обзора П-90 «Памир», предназначенная для обнаружения и наведения самолётов, была принята на вооружение в составе других систем ПВО. На базе РЛС после прекращения работ по комплексу «Даль» был создан радиолокационный узел большой производительности «Холм». Согласно уточнённому техническому заданию, утверждённому заказчиком, радиолокационные средства системы «Даль» должны были обнаруживать воздушные цели с эффективной отражающей поверхностью, соответствующей фронтовому бомбардировщику типа Ил-28, летящие со скоростями до 3000 км/час на дальности до 400 км.
Для ЗРК РЗ-25 «Даль» в ОКБ-301 была создана ракета 400 (индекс ГАУ - 5В11). Ракета имела нормальную (самолётную) аэродинамическую схему . Длина ракеты около 13,6 м, размах крыла маршевой ступени около 2,7 м, диаметр корпуса стартового двигателя около 0,8 м, а маршевого - около 0,65 м. Стартовый вес ракеты 8757 кг. Ракета 400 могла поражать цели на высотах от 5,5 м до 30 км. Максимальная скорость ракеты до 3000 км/час. Как уже говорилось, первоначальная дальность поражения целей составляла 160-180 км, но Лавочкину удалось уговорить руководство уменьшить её. Согласно Постановлению Совмина № 1148-581 от 17 августа 1956 года дальность стрельбы была снижена до 150-160 км . 

Первая ступень ракеты 400 оснащалась твердотопливным двигателем ПРД-70М, разработанным в КБ-2 завода № 81. В двигателе использовалось топливо марки РСТ-4К в семи шашках общим весом 2660 кг. Вторая (маршевая) ступень ракеты оснащалась ЖРД типа Р01-154 с регулируемой в полёте тягой. Двигатель оснащался турбонасосной системой подачи топлива. Спроектировали его в ОКБ-154 под руководством С.А.Косберга. Первоначально стартовую ступень хотели оснастить ЖРД, и её оборудовали аэродинамическими рулями. По результатам первых пусков были внесены доработки в конструкцию ракеты. С первой ступени сняли оказавшиеся ненужными органы управления и рулевые приводы, но для обеспечения управления по крену на стартовом участке задействовали элероны на крыле второй ступени. Была несколько изменена форма рулей второй ступени и увеличена жёсткость крыльев. 

Пуск ракет проводился под углом к горизонту. От момента старта до сброса стартовой ступени ракета летела с фиксированными органами управления. Затем шёл этап комбинированного управления инерциальной системой управления (автопилот) и по радиокомандам с земли. На конечном участке траектории включалась активная радиолокационная ГСН «Зенит». ГСН «Зенит» была разработана в НИИ-17 ГКРЭ, главный конструктор Г.М.Кунявский. Имелась и альтернативная ГСН «Радуга», разработанная в том же НИИ под руководством А.Б.Слепушкина. Вес боевой части ракеты около 200 кг. Подрыв БЧ производился с помощью радиовзрывателя «Гриф». ЗРК «Даль» планировали оснастить обычной и ядерной боевыми частями. Совместные лётные испытания ракеты с осколочной БЧ были запланированы на II квартал 1964 года, а со специальной БЧ - на IV квартал того же года.
На боевых позициях РЛС обнаружения целей с многолучевым радиолокатором с высотой антенны порядка 15 м должна была устанавливаться на 25-метровом цилиндрическом бетонном сооружении («стакане») - две РЛС на полк. Вращение (поворот по азимуту) совмещённой конструкции антенн РЛС обнаружения и системы активного запроса-ответа производилось за счёт перемещения опор антенной системы по кольцевому рельсу. Рельс крепился на консольных балках, расположенных радиально у вершины бетонного «стакана». Антенны системы передачи команд, предназначенные для передачи команд на борт ракеты и команд управления на ГСН, размещались на позиции полка под отдельными радиопрозрачными колпаками. 

Для размещения радиоэлектронной аппаратуры и вычислительных средств комплекса (управляющей машины наведения, предназначенной для автоматического сопровождения целей и ракет и формирования команд управления) примерно в 200 м от основания РЛС строились железобетонные сооружения на 18 боксов. Здание радиотехнического центра вычислений с размещённым в нем радиоэлектронным и холодильным оборудованием (для охлаждения аппаратуры) находилось за обваловкой для защиты от поражения осколками авиабомб. 

Стартовые позиции пяти дивизионов полка располагались на местности в виде практически правильных окружностей, разбитых на шесть секторов и окружённых кольцевыми дорогами протяжённостью около 800 м. В состав стартового дивизиона входили: 
- кабина управления и подготовки старта - полузаглубленное железобетонное сооружение, расположенное в центре позиции за обваловкой; 
- 6 подъёмно-пусковых установок (ППУ) с ракетами на направляющих; 
- 30 зенитных ракет на рельсовых заряжающих машинах в шести хранилищах. 

Хранилище ракет представляло собой железобетонное дугообразное сооружение на пять ракет, размещённых на рельсовых заряжающих машинах в индивидуальных боксах. Оно имело железобетонные двери со стороны пусковой установки и деревянные в металлическом каркасе - с противоположной стороны. На заряжающие машины ракеты подавались автомобильным подъёмным краном с внешней от пусковой установки стороны хранилища. Все ракеты на стартовой позиции предполагалось содержать в состоянии «ОГ» («окончательная готовность»), то есть полностью заправленными компонентами топлива и снаряженными.
В середине 1958 года заводу № 232 МОП (он же завод «Большевик», ныне - Обуховский завод) было предписано проектирование и изготовление в обеспечение проведения испытаний ракет трёх стационарных наводимых пусковых установок. Под руководством главного конструктора ОКБ завода № 232 Т.Д.Вылкоста в крайне сжатые сроки был выпущен и передан в производство проект пусковой установки Б-170. В 1958-1959 годах завод изготовил три (по другим данным - две) пусковые установки, которые были отправлены в Сары-Шаган для монтажа на полигонной стартовой позиции системы РЗ-25 «Даль». 

Пусковые установки Б-170 завода «Большевик» (весом около 29 тонн), обеспечившие проведение начального этапа испытаний, по своим характеристикам не удовлетворили заказчика. По ряду причин конструкторскому бюро не была предоставлена возможность для переработки конструкции пусковой установки с целью обеспечения всех заданных проектом требований, надёжной работы в составе комплекса средств стартовой позиции, удобства обслуживания и т.д. После того, как создание новой ПУ было поручено другой организации, главный конструктор Вылкост приказал непосредственно занимавшемуся проектированием ПУ начальнику сектора Р.Д.Дону уничтожить всю конструкторскую, технологическую и производственную документацию. В скором времени аналогичная судьба постигла и сами пусковые установки Б-170.
На конкурсной основе в московском Научно-исследовательском институте авиационных технологий (НИИАТ) была разработана автоматизированная пусковая установка весом около 32 т. Перевод ракеты с рельсовой заряжающей машины на пусковую установку при её заряжании осуществлялся автоматически. В специальном ангаре, расположенном в 25 метрах от ПУ, размещалось до пяти заряжающих машин. Несмотря на наличие газоотражателя в составе ПУ при первых полигонных испытаниях мощная струя продуктов сгорания двигателя стартовой ступени ракеты прошла вдоль земли и вышибла защитные ворота ангара. Разобраться в причинах непредвиденного поведения газовой струи поручили НИИ-2. 

При втором пуске ракеты пусковая установка была оснащена измерительной и регистрирующей аппаратурой, что позволило разобраться с причинами этого явления. По результатам испытаний и анализа эксплуатационных характеристик разработанная в НИИАТ пусковая установка была признана непригодной к внедрению в производство и использованию в составе системы «Даль». В исключительно сжатые сроки в ОКБ завода № 476 под руководством главного конструктора А.Ф.Федосеева была сконструирована и изготовлена лёгкая ферменная подъёмно-пусковая установка ППУ-476, для которой с учетом рекомендаций НИИ-2 сделали эффективное газоотражающее устройство. Подъёмно-пусковая установка ППУ-476, имевшая вес всего 9 тонн, успешно прошла натурные испытания. 

Подъёмно-пусковые установки устанавливались на бетонных кольцевых основаниях на удалении около 70 м друг от друга и от кабины управления стартом. Ракета подвешивалась под направляющими подъёмно-пусковой установки на бугелях, расположенных на корпусе стартового ускорителя и на крыле маршевой ступени. Пуск ракет производился под постоянным углом возвышения в 45° при азимутальном наведении ППУ на цель. Каждая подъёмно-пусковая установка обеспечивала круговой обстрел. Для заряжания пусковых установок использовались рельсовые заряжающие и колёсные транспортно-заряжающие машины. Штатным средством буксировки ТЗМ был седельный тягач ЗИЛ-157, а впоследствии - седельные тягачи типа КрАЗ. 

Заряжающие машины оснащались площадками обслуживания, которые у колёсной машины были складывающимися для уменьшения габаритов автопоезда. Подвижность закреплённой на балке заряжающей машины ракеты в малых пределах (для колёсной машины: по углу возвышения до 5°, по продольному перемещению - до 0,5 м) требовалась только для согласования бугелей ракеты с направляющими подъёмно-пусковой установки. После перевода ППУ ракета приподнималась над заряжающей машиной и окончательно устанавливалась на ПУ в исходное положение. 

Испытания ЗРК «Даль» проводились на площадке №35 полигона войск ПВО «А» (в 70-80 км к западу от озера Балхаш, в районе городка Сары-Шаган). Первый баллистический пуск ракеты 400 был произведён на полигоне «А» 30 декабря 1958 года. В ходе заводских испытаний в 1959 году провели ещё 12 баллистических пусков. Малосерийное производство ракет 400 было налажено на заводе № 82. В 1960 году начались управляемые пуски ракет 400. В 1961 году было проведено 18 пусков, из них три -по реальным мишеням, но без использования замкнутого контура управления. Ракетами были обстреляны парашютная мишень, самолёты-мишени МиГ-15 и Ил-28. Парашютная мишень и один Ил-28 были сбиты. За время полигонных испытаний к концу 1961 года всего было выполнено 57 пусков ракет.
В 1962 году продолжались испытания ракет 400 в управляемом варианте. В январе-феврале было проведено четыре пуска в замкнутом контуре, но оба пуска по реальной цели - самолёту-мишени Ил-28 - были неудачны из-за отказов, в первом случае системы управления САЗО-СПК, а во втором - управляющей машины наведения. Началась доработка этих наземных систем, а тем временем в марте-апреле провели пять автономных пусков ракет 400 для уточнения аэродинамических характеристик ракеты и параметров автопилота 5А11 в реальных условиях. Позже, в мае-июне, выполнили три пуска ракет без ГСН по условной цели, один из которых был неудачным. В июне по самолётам-мишеням Ил-28 выпустили две телеметрические и три боевые ракеты, но попаданий в цель достигнуто не было. В двух случаях отказала система САЗО-СПК, а двух - управляющая машина наведения, один раз вышел из строя автопилот. 

Не дожидаясь конца испытаний ЗРК РЗ-25 «Даль», руководство страны санкционировало работы по его модернизации. Согласно Постановлению Совмина № 898-375 от 15 августа 1960 года были начаты работы по ЗРК «Даль-М» и «Даль-2». Однако все работы по этим темам дальше кульманов не пошли. Заинтересованные в «Дали» лица - министр Калмыков и главный конструктор Лавочкин - убедили Хрущёва, не закончив полигонные испытания комплекса, начать широкомасштабные работы по созданию стационарных объектов комплекса под Ленинградом. Строительство этих комплексов велось в районах посёлков Первомайское, Корнево и Лопухинка. На каждой из трёх строящихся позиций предполагалось разместить полк зенитной ракетной системы в составе пяти огневых дивизионов. Строительство аналогичных позиций велось так же под Кингисеппом и под Тихвином. 

До окончательного прекращения работ по системе «Даль» силами военных строителей были возведены бетонные основания для стартовых позиций, хранилища ракет, бункеры управления и убежища для личного состава. После закрытия проекта несколько сооружений использовались для базирования других воинских частей, в частности, комплексов ПВО С-200. После распада СССР они были заброшены 9 июля 1960 года на полигоне Сары-Шаган от сердечного приступа скончался С.А.Лавочкин, В.Н.Челомей поспешил воспользоваться этим и сумел прибрать к рукам значительную часть его наследства. Завод им. С.А.Лавочкина (бывшее ОКБ-301) Приказом ГКАТ в ноябре 1962 года был передан в качестве филиала № 3 в ОКБ-52 главного конструктора В.Н.Челомея. Теперь система «Даль» была обречена. 

В 1961 году испытания продолжились. В ходе испытаний произвели ещё 57 пусков ракет, из них три по реальным целям. Пуски производились по самолётам-мишеням Ил-28 и МиГ-15, а также по парашютной мишени, при этом Ил-28 и парашютная мишень были сбиты. Последние усилия по доводке зенитной системы «Даль» до состояния, приемлемого для Государственных испытаний, были предприняты в 1962 году. К тому моменту лётные испытания системы длились уже четыре года, но из-за ненадёжной работы и регулярных отказов бортовых систем наведения ЗУР и комплекса наземной аппаратуры добиться удовлетворительных результатов не удалось. Все старания специалистов «Завода им. С.А.Лавочкина» и НИИ-244, занимавшегося разработкой наземной радиоэлектронной составляющей, оказались тщетны. 

15 февраля 1963 года вышло Постановление Совмина № 189-67, в котором говорилось: «В связи с неудовлетворительным состоянием работ у главного конструктора и замене системы РЗ-25 «Даль» на систему С-200 все работы по системе «Даль» прекратить на стадии лётно-конструкторских испытаний». 

  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
от 30-06-2020, 09:28>
Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...