Военные люди » Военный архив » Статьи » А33182: город на военном положении, оккупанты и Баба-Яга 

А33182: город на военном положении, оккупанты и Баба-Яга 


Мешки под глазами, отдышка, запах алкоголя и капли слюны, летящие при любом слове в лицо. Как хорошо, что на нём бронешлем. 

- А33182 остаётесь за старшего. Город на военном положении. Действует комендантский час, оказывающих сопротивление, согласно статье третьей, пункту второму «Закона о государственной измене», расстреливать на месте. Местное население никуда не выпускать. Повторяю, за черту города никто не выходит! Пусть хоть на коленях стоят, хоть взятки предлагают. Быть готовым к провокациям и возможным терактам со стороны сепаратистов. Внутренним патрулированием и задержанием неблагонадёжных граждан занимается подразделение майора Юрасика. В его дела не вникаете, ему всячески помогаете. Вы руководите контрольно-пропускным пунктом. Задача ясна? 

- Так точно, господин полковник. 

- Отлично. Выполняем. Да, и возможно, если у нас всё будет спокойно, к вам прибудет генерал. Он тут недалеко всего в четырёх парсеках. 

- Это честь для нас. 

- То-то, служи. 

Старуха в сером балахоне и согбенной спиной, опиравшаяся на кривую палку, возникла, словно из ниоткуда. Она была похожа на Бабу-Ягу из старых сказок, которые в детстве читала ему мать. 

- Сынок, а этот толстяк большой начальник? 

- … 

- Ну чего ты молчишь? Неужели бабушке ответить сложно? 

- Это полковник Эдвардс, мой непосредственный начальник. 

- Аааа, так это он нас здесь всех запер? 

Солдат в боевом доспехе со значком сержанта на плече ответил: 

- В вашем городке введено военное положение из-за всплеска сепаратистских настроений. 

- Тююю! Какие ещё сепаратисты? Двое старшеклассников разрисовали здание мэрии и кинули яйцо в патрульного? 

- Это нарушает законы и правила… 

- Сынок, ты же наш местный, не то что эти оккупанты… 

- Слово «оккупант» является запрещённым согласно статье одиннадцатой «Закона… 

- Ну, ясно, ясно. Давно видно им служишь. Поди, пацаном совсем был, когда они нам «цивилизацию» принесли? 

- … 

- Ладно. Сынок я, что собиралась тебе сказать… у меня внучка с ребёнком хотели бы из города выехать. Голодно, малой болеть начал. Я бы их к своему племяннику на ферму отвезла там посытнее, да и поспокойнее. 

- Город на военном положении, - чуть громче, чем нужно произнёс сержант искажённым динамиками бронированного шлема голосом. - Покидать его категорически запрещено. По крайней мере, пока с него не снимут ограничения. 

- И когда это произойдёт? 

- Я не знаю. 

- Попомни мои слова, чем дальше, тем хуже будет. Люди злятся, боятся, нервничают, продукты в городе заканчиваются. Ладно, служи солдатик. 

Махнув на прощание худой рукой старуха прихрамывая удалилась. 

* * * 

- Сынок, сынок! Я, конечно, не вижу твоё лицо, из-за шлема, но верю, что человек ты хороший. 

- Что вы хотите? – не поворачивая головы в сторону Бабы-Яги, произнёс сержант. 

- Да всё то же. Выпусти нас внучкой и правнучком, пожалуйста. 

- Я не могу этого сделать. 

- Ну что значит не могу? Ты же на посту главный. Всё через тебя проходит. Приказы отдаёшь. Выпусти никто и не узнает. 

- Нет, исключено. 

- Ну что ты заладил, нет, да нет… а ты знаешь что этот твой Юрасик творит? Они вчера вечером местную учительницу убили и её мужа. 

- Они сепаратисты. 

- Да какие сепаратисты? Я их с детства знала. Ни тот, ни другой в жизни никого не обидели! Плохого слова никому не сказали! 

- Они напали на офицера при исполнении. 

- Так он измывался над ними, заставлял… 

Повернувшись в сторону раскричавшейся бабули, сержант демонстративно наставил на неё ствол штурмовой винтовки. 

- Женщина, покиньте расположение поста, иначе я буду вынужден применить оружие! 

- Тьфу, на тебя! 

Ленивым шагом к ним направлялся Юрасик. Покрасневшее лицо, всклокоченные волосы и торчащая из штанов футболка ясно говорили о том, что время он проводит весело, хоть и не совсем трезво. 

- А33182 это что ещё за бабка? 

- Приветствую вас господин майор! Эта женщина просто спросила, когда начнут выпускать людей и города. Голодают они. 

- Когда? Ха-ха-ха! Да никогда. 

- … 

- Голодают? Да пусть все передохнут! Вчера меня одна сумасшедшая баба чуть ножом не пырнула! 
- Вы же в броне? 

- Не умничай А33182. Чертовка покушалась на офицера. Так, почему твоих так мало на посту? 

- Согласно уставу господин майор. Несём службу сменами. Двенадцать на посту, двенадцать отдыхает. 

- Ты мне в устав не тыкай. Усиль охрану контрольно-пропускного пункта. Немедленно! 

- Но тогда… 

- Я что тебе сказал А33182?! Это приказ, мать твою! 

- Слушаюсь, господин майор, - вытянулся в струнку сержант. 

* * * 

- Аааа! Отпустите меня! Отпустите! Я ничего не сделал! 

Долговязого бородатого мужчину в порванной рубашке и заляпанных кровью брюках тащили за руки двое людей Юрасика. Кажется, это были Кейси и Неммит, а впрочем, сержант был не уверен. Этих чернокожих близнецов он различал плохо. 

- Вот же скот укусил меня. Смитт! 

- Да майор! 

- Этого к стенке. Домашних его в камеру! 

- Слушаюсь! 

Бабах! Бабах! 

Лужа крови растекалась из-под неподвижного тела. Даже не верилось, что её столько может поместиться в теле. 

- Ну что сынок как тебе служится? - Баба-Яга опершись на свою клюку с укоризной взирала из-за шлагбаума. - Они же над нами просто издеваются. Берут, что хотят, говорят, что хотят, девок портят гадёныши. 

- Покиньте расположение контрольно-пропускного пункта. 

- Да я-то покину, а вот ты останешься, предатель. 

- А33182 уберите тела! – заорал Юрасик, запнувшись о тело убитого паренька. 

- Слушаюсь господин майор. Передать родственникам? 

- Обойдутся. Они скоро к нему присоединятся. За стенами закопайте. 

- Но так же не… 

- Заткнись, придурок. И делай то, что тебе приказали! Немедленно! Не слишком ли много ты о себе возомнил? Наше государство выкормило тебя, одело, выучило, оказало доверие, а ты оспариваешь приказы? Может ты забыл, кто ты есть на самом деле?! От этого мусора тебя отличает только то, что ты присягнул нам! Ты понял меня! 

- Так точно, господин майор. 

- Вот и хорошо. Исполняй приказ. Да, и кровь смойте со стены. Не эстетично. 

* * * 

- Робертс! Тернер! Архитектора привезли? 

- Так точно, майор. Санчес над ним уже пару часов колдует, заговорит скоро, - успокоил командира голубоглазый амбал с огромной челюстью и выступающими вперёд надбровными дугами, словно у неандертальца. 

- Хорошо. Я посплю часика два, меня не будить, - заулыбался Юрасик, почесав задницу. - Не заговорит, кончайте его. 

- Сынок это они что же архитектора поймали? – выглянула из-за угла Баба-Яга. - Это же чудесный человек! Его все в городе обожают. Сделай что-нибудь! 

- Женщина, я, в который уже раз говорю вам, покиньте территорию контрольно-пропускного пункт. Вам здесь находится не положено. 

- Он же пожилой человек, почти как я! У него сердце не выдержит! 

- Он сепаратист. 

- Серьёзно? Да какой он сепаратист? Он меценат и патриот. На собственные деньги детишкам игровой городок построил. 

- Надо подумать… 

Бах! 

Гром выстрела разорвал тишину внутреннего двора. Стая воробьев, гревшаяся на куче песка испугавшись, взлетела в воздух. 

- … поздно думать. Эх! Ребята, ребята. 

* * * 

Юрасик при полном параде, в новенькой, непокоцаной броне, причёсанный и напомаженный гелем, подбежал к входной группе КПП: 

- А33182, танцуй. К нам едет генерал. Может и вас болванов чем облагодетельствует. 

- Я рад, господин майор. 

- Ещё бы ты был не рад. Местных всех отогнать от КПП подальше. Отделение поставь на крыши, на всякий случай. Сепаров тут больше нет. Ха-ха-ха! Зуб даю! Остальные строится. Сначала мои орлы, потом вы. 

- Вас понял, господин майор! 

- Вот они, едут! Смотри не подведи! 

- Слушаюсь! 

За шлагбаумом мелькнул серый балахон. 

- Уходи мать отсюда. Послушай внимательно. Пусть никто из местных на площадь не заходит. Ты меня поняла? 

Было что-то в тоне сержанта такое, что начисто отбило желание Бабы-Яги спорить. 

- Да, да милок. Я поняла, я поняла. Извини если что не так. 

Когда всё было готово, и солдаты выстроились ровными рядами, шлагбаум пропустил на территорию чёрный бронированный автомобиль и два «хаммера-3000» с охраной. 

- Господин генерал, как я рад вас видеть, - юркой змейкой бросился к толстяку с мясистыми губами и тремя подбородками, майор. - Ждём уже давно. Всё готово. 

- Привет Юрасик. Как дела? Как сепаратисты? Ха-ха-ха! 

- Всё отлично, - подмигнул генералу подлиза. - Задержаны, ликвидированы, население покорно. У меня для вас сюрприз. 

- Всю задницу отсидел, - покряхтел толстяк с большими серебряными звёздами на погонах, выбираясь из кожаного салона огромного авто. - Сюрприз, это хорошо. Не стал брать большую охрану. Здесь же тихо? 

- Тихо, тихо, - закивал майор. - Правильно сделали. Зачем нам лишние глаза и уши. 

- А это кто такие? – ткнул пальцем Моррисон в замерших на плацу солдат в поцарапанной чёрно-серой броне с позорным жёлтым кантом. - У вас здесь местные служат? 

- Это из лояльных. Болваны, но исполнительные. 

- Майор, а это что? Нет!!! 

Бабах! Бабах! Тра-та-та-та-та! Бам! Бам! 

Автоматический огонь вёлся сразу с нескольких точек. Замершим во дворе солдатам Юрасика, и людям генерала не поздоровилось, их косило десятками. Тяжёлые пули находили себе мишень, так или иначе собирая обильную жатву. 

- Ааа! Не надо! Господи! 

Бах! Бах! Бах! 

За какие-то сорок секунд неполная рота «хозяев жизни» превратилась в залитую кровью кучу трупов. И не было в них ничего особенного, просто убитые люди. Точно такие же, каких они убивали сами, ещё сегодня утром. 

- Как наши дела? – властно спросил сержант подбежавшему к нему солдату с вмятиной от попадания на груди. 

- Всё отлично Скиф. Убитых с нашей стороны нет. Трое легко раненных. 

- А генерал? 

- Жив, как ты и просил. Все данные у нас. Уже работаем в сети. 

- Это хорошо, хорошо… 

- Скиф… всё не зря, - успокоил замершего командира товарищ. - Такое дело сделали! 

- Знаю. Готовьте эвакуацию жителей. 

- Уже. Транспорт на подходе. Кстати, Юрасик целёхонек. Вон ползёт. 

Майор Джон Юрасик полз по белым плитам двора, оставляя за собой дорожку из крови. 

- Акрх! Афф! Твари, уроды! Надо было вас всех перебить ещё двадцать лет назад! А33182 ты чего?! В22144, С47455 остановите его! Нет, нет, не надо! Давай договоримся! 

Стоящий над знаменитым карателем, сержант, снял с головы бронешлем и с отвращением пинком отбросил его в сторону. Русые короткие волосы, серо-голубые глаза с длинными ресницами, острые скулы, делали его писаным красавцем, но рваный шрам через всю правую щеку, плотно сжатые губы, и сдвинутые брови превращали его лицо в маску воина. Ловкие движения и сила в каждом жесте делали его похожим на хищника. Наведя ствол штурмовой винтовки на голову противника, он чётко произнес, перед тем как нажать на спусковой крючок: 

- Я не А33182, мразь! Меня зовут Константин!


  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
от 12-04-2020, 14:00>


Новости партнеров:

Загрузка...
Загрузка...